Прогресс на телевидении

Сей­час из всех СМИ важ­ней­шим для нас явля­ет­ся ТВ. Имен­но оно может эффек­тив­но досту­чать­ся до всех и каж­до­го. Но пока на рос­сий­ском ТВ не все бла­го­по­луч­но. В том чис­ле пло­хо обсто­ит дело с хоро­ши­ми, ори­ги­наль­ны­ми науч­но-попу­ляр­ны­ми про­грам­ма­ми. При­ят­ным исклю­че­ни­ем явля­ет­ся про­грам­ма «Про­гресс» на 5-м кана­ле. Жур­на­ли­сты, созда­ю­щие «Про­гресс», отве­ча­ют на вопро­сы ТрВ.

1. Поче­му так важ­но делать свои про­грам­мы? Ведь в мире есть мно­го потря­са­ю­щих науч­но-попу­ляр­ных кана­лов для всех типов зри­те­лей.

Ана­ста­сия Казан­це­ва (линей­ный про­дю­сер)

- Дей­стви­тель­но, в мире доста­точ­но хоро­ших науч­но-попу­ляр­ных про­грамм, но в Рос­сии их мало. «Про­гресс» ори­ен­ти­ру­ет­ся имен­но на рос­сий­ско­го зри­те­ля. То есть, во-пер­вых, мы рас­ска­зы­ва­ем про рос­сий­скую нау­ку, а во-вто­рых, мы можем быть обна­ру­же­ны в резуль­та­те слу­чай­но­го пере­клю­че­ния кана­лов. Покуп­ка и пере­вод хоро­ших зару­беж­ных про­грамм – важ­ное и нуж­ное дело, и было бы непло­хо, что­бы ему уде­ля­ли боль­ше вни­ма­ния. Но делать свое все­гда инте­рес­нее.

Ека­те­ри­на Аля­бье­ва (кор­ре­спон­дент)

- Науч­но-попу­ляр­ные кана­лы, извест­ные в мире, в основ­ном выпус­ка­ют про­дук­цию двух типов: позна­ва­тель­но-раз­вле­ка­тель­ные про­грам­мы и доку­мен­таль­ные филь­мы. Пер­вые хоро­ши по фор­ме и пода­че: лег­ко вос­при­ни­ма­ют­ся, увле­ка­тель­ны. Но они име­ют очень кос­вен­ное отно­ше­ние к нау­ке. В них вскользь упо­ми­на­ют­ся иссле­до­ва­те­ли-клас­си­ки и их основ­ные тео­рии-откры­тия, но исклю­чи­тель­но в рам­ках школь­ной про­грам­мы. Доку­мен­таль­ные филь­мы посвя­ще­ны как пра­ви­ло исто­рии откры­тий либо постро­е­ны по прин­ци­пу «все, что нам извест­но о …» (гри­бах, пира­ми­дах). Они обыч­но хоро­ши визу­аль­ны­ми эффек­та­ми, ани­ма­ци­ей, но ред­ко сооб­ща­ют какую-либо уни­каль­ную или спе­ци­аль­ную инфор­ма­цию, кото­рая не озву­че­на в подоб­ных же филь­мах ранее.

Для меня наи­бо­лее инте­рес­ный науч­но-попу­ляр­ный фор­мат – позна­ва­тель­ные про­грам­мы на бри­тан­ских обще­ин­фор­ма­ци­он­ных кана­лах или репор­та­жи о нау­ке и тех­но­ло­ги­ях в запад­ных новост­ных про­грам­мах. В них есть акту­аль­ность, дина­ми­ка, хотя новой инфор­ма­ции и здесь часто недо­ста­точ­но. Изло­же­ние крайне попу­ляр­ное, в целом содер­жа­ние баналь­но и чаще все­го пред­ска­зу­е­мо (если речь не идет об экс­клю­зив­ных съем­ках зна­чи­мо­го науч­но­го экс­пе­ри­мен­та).

Недав­но руко­вод­ство ТРК «Петер­бург -5-й канал» про­во­ди­ло иссле­до­ва­ние вос­при­я­тия про­грам­мы «Про­гресс» мето­дом фокус-групп. Ока­за­лось, зри­те­ли вос­при­ни­ма­ют «Про­гресс» как нечто сред­нее меж­ду «раз­ру­ши­те­ля­ми легенд» Discovery («Про­гресс», по мне­нию фокус-групп, силь­но усту­па­ет в увле­ка­тель­но­сти и дина­ми­ке) и затя­ну­ты­ми доку­мен­таль­ны­ми филь­ма­ми. Филь­мам о нау­ке боль­шин­ство зри­те­лей пред­по­чли бы филь­мы про живот­ных: они не видят раз­ни­цы в содер­жа­нии (sic!), а по фор­ме – инте­рес­нее. При этом зри­те­ли отме­ча­ют дефи­цит новой, «уди­ви­тель­ной» для них инфор­ма­ции, спо­соб­ной повли­ять на их кар­ти­ну мира. «Про­гресс» пыта­ет­ся сов­ме­стить изло­же­ние любо­пыт­ных фак­тов и зако­но­мер­но­стей с увле­ка­тель­ной по дра­ма­тур­гии пода­чей, но в отли­чие от боль­шин­ства запад­ных про­грамм – глу­бо­ко погру­жа­ясь в тему и объ­яс­няя те пер­во­при­чи­ны и меха­низ­мы, кото­рые лежат в осно­ве явле­ний, но обыч­но счи­та­ют­ся по умол­ча­нию мало­по­нят­ны­ми, слиш­ком спе­ци­аль­ны­ми и не нуж­ны­ми зри­те­лю. Такое сов­ме­ще­ние пока у нас пло­хо полу­ча­ет­ся. На прак­ти­ке одни сюже­ты выхо­дят опи­са­тель­но-раз­вле­ка­тель­ны­ми, дру­гие – спе­ци­аль­но-науч­ны­ми. Но есть отдель­ные удач­ные при­ме­ры сов­ме­ще­ния. Мы учим­ся; посте­пен­но ста­но­вит­ся понят­нее, как это­го добить­ся.

Вто­рой важ­ный момент: «Про­гресс» рас­ска­зы­ва­ет о рос­сий­ской нау­ке. Об иссле­до­ва­те­лях, про­дол­жа­ю­щих рабо­ту в Рос­сии, о спе­ци­а­ли­стах из нашей стра­ны, рабо­та­ю­щих сей­час за рубе­жом. Мы ста­ра­ем­ся посто­ян­но срав­ни­вать, как тео­рия изу­че­на здесь и там, как раз­ли­ча­ют­ся экс­пе­ри­мен­ты. На нашем ТВ нет дру­гой про­грам­мы, в репор­таж­ном жан­ре регу­ляр­но рас­ска­зы­ва­ю­щей о рос­сий­ской нау­ке (новост­ные репор­та­жи обыч­но слиш­ком поверх­ност­ны). Как выра­зил­ся один из участ­ни­ков фокус-груп­пы, «анон­си­ру­ют в ново­стях сюжет про уче­ных, начи­на­ешь смот­реть – а там опять про то, какой министр их посе­тил. Одна поли­ти­ка, нау­ки ника­кой».

2. Нужен ли в Рос­сии отдель­ный обра­зо­ва­тель­ный канал?

Ана­ста­сия Казан­це­ва

- Как чело­ве­ку, заин­те­ре­со­ван­но­му в раз­ви­тии науч­ной жур­на­ли­сти­ки, мне, конеч­но, хочет­ся отве­тить, что нужен. На прак­ти­ке, думаю, – это уто­пия. Созда­ние науч­ной пере­да­чи сто­ит доро­же, чем, напри­мер, ток-шоу. Созда­ние науч­но­го кана­ла и вовсе обой­дет­ся в совер­шен­но неве­ро­ят­ные день­ги, кото­рые вряд ли будут оку­пать­ся рекла­мой. В суще­ству­ю­щих усло­ви­ях у тако­го кана­ла мало­ве­ро­я­тен серьез­ный рей­тинг. Раз­ве что это будет не обра­зо­ва­тель­ный канал, а канал о науч­ных сен­са­ци­ях, создан­ный по обра­зу и подо­бию филь­ма про пле­сень, но тогда он очень ско­ро исчер­па­ет запас хоро­ших уче­ных, гото­вых с ним сотруд­ни­чать.

Глав­ная функ­ция ТВ сей­час – раз­вле­кать зри­те­ля. Науч­ные пере­да­чи кажут­ся раз­вле­ка­тель­ны­ми отно­си­тель­но узкой про­слой­ке людей, по роду сво­ей дея­тель­но­сти при­вык­ших к быст­ро­му впи­ты­ва­нию новой инфор­ма­ции. Я не уве­ре­на, что науч­ное теле­ви­де­ние сей­час в Рос­сии может быть рен­та­бель­но. Воз­мож­но, я не пра­ва, и зри­тель­ский ресурс не исчер­пан, ведь во мно­гих стра­нах науч­ное ТВ раз­ви­ва­ет­ся. К сожа­ле­нию, затруд­ня­юсь ска­зать, в чем имен­но состо­ит та фун­да­мен­таль­ная раз­ни­ца меж­ду орга­ни­за­ци­он­ны­ми нюан­са­ми на Запа­де и у нас, при­во­дя­щи­ми к низ­кой рен­та­бель­но­сти науч­но-попу­ляр­но­го теле­ви­де­ния в Рос­сии.

Ека­те­ри­на Аля­бье­ва

- Думаю, в Рос­сии пока никто не суме­ет сде­лать обра­зо­ва­тель­ный канал. Мы про­сто не уме­ем делать такое ТВ – что­бы его смот­ре­ли и что­бы оно одно­вре­мен­но не было бес­смыс­лен­ным набо­ром раз­вле­ка­тель­ных при­е­мов. Сде­ла­ют, никто не будет его смот­реть – и это дис­кре­ди­ти­ру­ет саму идею. Не уме­ем пото­му, что нет спро­са, – понят­но, что круг замкнут. Был бы спрос (сти­мул) – учи­лись бы на Запа­де, про­бо­ва­ли раз­ные вари­ан­ты на раз­ных кана­лах и научи­лись бы в кон­це кон­цов. Какой сти­мул может быть аль­тер­на­ти­вой – не знаю.

Мария Фад­де­е­ва (кор­ре­спон­дент)

- Смот­ря для чего. Мама­ши же вклю­ча­ют сво­им детям «теле-няню». Глав­ное, что­бы не вме­сто вос­пи­та­ния, а вме­сте с ним. Так и с обра­зо­ва­тель­ным кана­лом: важ­но, что­бы име­лась хоро­шая систе­ма обра­зо­ва­ния, а канал может быть допол­не­ни­ем к нему. Неко­то­рые науч­ные вещи, без­услов­но, ста­но­вят­ся инте­рес­нее и понят­нее тогда, когда они визу­а­ли­зи­ро­ва­ны. Сей­час у нас прак­ти­че­ски не сни­ма­ют учеб­ных науч­но-попу­ляр­ных филь­мов для школь­ни­ков. Мы бы с удо­воль­стви­ем сни­ма­ли учеб­ные филь­мы по есте­ствен­ным нау­кам, если бы госу­дар­ство дало нам такой грант. И поло­жи­ли бы нача­ло обра­зо­ва­тель­но­му кана­лу.

3. Сей­час актив­но раз­ви­ва­ют­ся неболь­шие ТВ-кана­лы; кро­ме того, виде­ожур­на­ли­сти­ка хоро­шо пред­став­ле­на в интер­не­те. Сам «Про­гресс» досту­пен в сети (http://www.5-tv.ru/programs/1000047/). Не сле­ду­ет ли ожи­дать в бли­жай­шем буду­щем, что науч­ная жур­на­ли­сти­ка будет пред­став­ле­на в основ­ном там, а не на боль­ших ТВ-кана­лах? Нуж­ны ли ресур­сы боль­ших кана­лов для каких-то аспек­тов науч­ной жур­на­ли­сти­ки?

Ана­ста­сия Казан­це­ва

- Интер­нет во мно­гом удоб­нее для науч­но-попу­ляр­ной жур­на­ли­сти­ки: воз­мож­ность ком­би­на­ции видео­сю­же­та и науч­но-попу­ляр­ной ста­тьи, суще­ству­ю­щая в Сети, очень хоро­шо ска­зы­ва­ет­ся на вос­при­я­тии обо­их. Зна­чи­тель­ная часть ауди­то­рии сколь­ко-нибудь серьез­ных науч­но-попу­ляр­ных пере­дач – люди, пред­по­чи­та­ю­щие ком­пью­тер теле­ви­зо­ру.

Тем не менее, напри­мер, «Про­гресс» в Интер­не­те смот­рят все­го несколь­ко сотен чело­век, по теле­ви­зо­ру – зна­чи­тель­но боль­ше. «Про­гресс» – это изна­чаль­но теле­пе­ре­да­ча. В общем-то узнать о том, что «Про­гресс» есть в Интер­не­те, мож­но толь­ко или из объ­яв­ле­ния веду­ще­го в кон­це про­грам­мы по теле­ви­зо­ру, или если встре­тит­ся упо­ми­на­ние о нем в бло­ге.

Не сто­ит забы­вать, что Интер­нет вооб­ще, а тем более домаш­ний, доста­точ­но быст­рый для про­смот­ра видео, есть у зна­чи­тель­но мень­ше­го коли­че­ства людей, чем теле­ви­зор. Поэто­му меня боль­ше обра­до­вал бы обрат­ный про­цесс -пере­ход науч­но-попу­ляр­ной жур­на­ли­сти­ки, заро­див­шей­ся в Интер­не­те, на теле­ка­на­лы. Но если гово­рить об идее созда­ния спе­ци­аль­но­го науч­но-попу­ляр­но­го кана­ла, то пока он смо­жет быть толь­ко малень­ким.

Ека­те­ри­на Аля­бье­ва

- Не вижу смыс­ла делать спе­ци­аль­ное ТВ о нау­ке для спе­ци­аль­ных (пони­ма­ю­щих) людей. Понят­но, что ауди­то­рия неболь­ших кана­лов или интер­нет-сай­та – обра­зо­ван­нее, более целе­вая, луч­ше спо­соб­на оце­нить про­дукт. Но теле­ви­де­ние по опре­де­ле­нию мас­со­вый жанр. Зада­ча – про­све­щать, вызы­вать инте­рес (кото­ро­го не было), отклик. И это намно­го слож­нее и инте­рес­нее, чем рабо­тать с понят­ной и под­го­тов­лен­ной целе­вой ауди­то­ри­ей.

Мария Фад­де­е­ва

- Мы не счи­та­ем, что нау­ка долж­на быть досто­я­ни­ем толь­ко тех, кто спе­ци­аль­но нашел ста­тью или фильм на малень­ком кана­ле или в сети. Мы счи­та­ем, что нау­ку необ­хо­ди­мо про­дви­гать на мас­со­вых кана­лах, что­бы вызвать у людей инте­рес. А за более глу­бо­ки­ми и более подроб­ны­ми дан­ны­ми они тогда и схо­дят в Интер­нет.

4. Како­ва целе­вая ауди­то­рия «Про­грес­са»? К какой ауди­то­рии обра­ще­ны в основ­ном науч­но-попу­ляр­ные сюже­ты и про­грам­мы на нашем ТВ? Есть ли здесь какой-то пере­кос?

Игорь Мака­ров (веду­щий и кор­ре­спон­дент)

- Если брать широ­ко, то целе­вая ауди­то­рия «Про­грес­са» – это все, кому инте­ре­сен перед­ний край нау­ки и тех­но­ло­гий, кому инте­рес­ны те тен­ден­ции, кото­рые неза­мет­но и очень быст­ро меня­ют повсе­днев­ную жизнь. Отсю­да – наше вни­ма­ние к нау­ке не про­сто как к абстракт­ной и отвле­чен­ной сто­роне жиз­ни обще­ства. Цель про­грам­мы – сде­лать про­бле­ма­ти­ку науч­ной жиз­ни инте­рес­ной и доступ­ной для пони­ма­ния рядо­во­го зри­те­ля, пере­дать «дух про­грес­са», пло­да­ми кото­ро­го мы, не заду­мы­ва­ясь, поль­зу­ем­ся; пока­зать в том чис­ле и потре­би­тель­скую зна­чи­мость откры­тий и раз­ра­бо­ток. Нау­ка сей­час дей­стви­тель­но нахо­дит­ся на пери­фе­рии обще­ствен­но­го вни­ма­ния. И эта вза­им­ная сегре­га­ция не идет на поль­зу нико­му. Обще­ство отуча­ет­ся видеть в нау­ке фун­да­мент для сво­е­го раз­ви­тия. Оте­че­ствен­ная нау­ка без вни­ма­ния и финан­со­вых ресур­сов сда­ет пози­ции на миро­вой арене, выби­ва­ет­ся из акту­аль­ных направ­ле­ний.

Если верить социо­ло­гам, наша ауди­то­рия в мас­се сво­ей муж­ская. В основ­ном это муж­чи­ны до 3540 лет, с выс­шим обра­зо­ва­ни­ем. Но нас так­же смот­рят школь­ни­ки, сту­ден­ты и люди более стар­ше­го воз­рас­та. Фор­мат пере­да­чи спе­ци­аль­но созда­вал­ся для того, что­бы охва­тить мак­си­маль­но широ­кую соци­аль­ную и воз­раст­ную ауди­то­рию. «Про­гресс» – это еже­не­дель­ный теле­жур­нал о нау­ке. А в жур­на­ле (если это не спец­вы­пуск) невоз­мож­но, да и не нуж­но посвя­щать боль­шую часть сюже­тов одной теме. Будет скуч­но. Отсю­да раз­но­об­раз­ное тема­ти­че­ское напол­не­ние верст­ки. Темы сгруп­пи­ро­ва­ны по посто­ян­ным руб­ри­кам.

Глав­ная тема - это кри­ти­че­ское рас­смот­ре­ние акту­аль­ной обще­ствен­но зна­чи­мой или фун­да­мен­таль­ной про­бле­мы из мира нау­ки. Напри­мер, под­го­тов­ка и запуск экс­пе­ри­мен­тов на БАК в ЦЕРНе, меха­ни­ка миро­во­го финан­со­во­го кри­зи­са, мифы и реаль­ность гло­баль­но­го потеп­ле­ния, веру­ю­щие уче­ные и кре­а­ци­о­низм, моле­ку­ляр­ные меха­низ­мы ста­ре­ния, водо­род­ная эко­но­ми­ка и ее огра­ни­че­ния, обу­че­ние язы­ку сле­по­глу­хих детей, кри­зис анти­био­ти­ков и пер­спек­ти­вы исполь­зо­ва­ния бак­те­рио­фа­гов и т.д.

Акту­аль­ный репор­таж - самое инте­рес­ное, что про­изо­шло в нау­ке за про­шед­шую неде­лю. К при­ме­ру, вру­че­ние Нобе­лев­ских пре­мий, допин­го­вые скан­да­лы в спор­те, пер­вый паци­ент, выле­чен­ный от СПИ­Да, сам­мит G20, дол­ла­ро­вая эко­но­ми­ка и аль­тер­на­тив­ные резерв­ные валю­ты, авиа­ка­та­стро­фы и под­го­тов­ка пилотов/​диспетчеров, арк­ти­че­ские экс­пе­ди­ции и борь­ба за шель­фы.

Исто­рии откры­тий /​ Герои и памят­ни­ки про­грес­са. Напри­мер, пени­цил­лин, нар­коз, теле­граф, ней­лон, дизель и т.д.

Как это дела­ет­ся - про­ис­хож­де­ние про­стых вещей. Как раз­ве­ды­ва­ют и добы­ва­ют нефть, как пекут хлеб, выра­щи­ва­ют бана­ны, дела­ют духи, про­во­дят фокус-груп­пы и т.п.

В преж­нем фор­ма­те (фокус-груп­пы его при­зна­ли слиш­ком слож­ным – сей­час пре­дель­но упро­сти­ли, в про­грам­ме оста­лись толь­ко сюже­ты) еще было интер­вью и соб­ствен­ный экс­пе­ри­мент. Интер­вью поз­во­ля­ло при­гла­шать в сту­дию «сози­да­те­лей про­грес­са» -от Нобе­лев­ских лау­ре­а­тов до круп­ных уче­ных, инже­не­ров и биз­не­сме­нов, рабо­та­ю­щих на перед­нем крае нау­ки и тех­но­ло­гий. А в руб­ри­ке «экс­пе­ри­мент» мы сво­и­ми рука­ми вос­со­зда­ва­ли исто­ри­че­ские опы­ты, изме­нив­шие ход нау­ки.

На рос­сий­ском ТВ науч­но-попу­ляр­ные про­грам­мы в основ­ном пред­став­ле­ны пере­вод­ны­ми филь­ма­ми и про­грам­ма­ми запад­ных кана­лов (Discovery, National Geographic, BBC). Оте­че­ствен­ные пере­да­чи дела­ют став­ку либо на моло­деж­но-раз­вле­ка­тель­ный сег­мент («Гали­лео» по сути ана­лог запад­но­го «How do they с!о it?», «Как это дела­ет­ся?»), либо на более воз­раст­ную (от 35–40 лет) и узко­про­фес­си­о­наль­ную ауди­то­рию («Гор­дон», «Оче­вид­ное-неве­ро­ят­ное», «Циви­ли­за­ция»). Осо­бен­ность «Про­грес­са» – пре­иму­ще­ствен­ное вни­ма­ние к оте­че­ствен­ной нау­ке, рас­смот­ре­ние даже запад­ных мате­ри­а­лов с точ­ки зре­ния рос­сий­ско­го зри­те­ля, обя­за­тель­ный пере­вод «их про­блем и реше­ний» на язык «род­ных осин». В отли­чие от ток-шоу, «Про­гресс» -это репор­тер­ская про­грам­ма, упор мы дела­ем на акту­аль­ный репор­таж. Вме­сто того, что­бы при­гла­шать уче­ных в сте­риль­ный теле­центр и абстракт­но рас­суж­дать о нау­ке, мы идем к ним – в лабо­ра­то­рию, в экс­пе­ди­цию, в поле, что­бы пока­зать, где и как они при­шли к сво­им выво­дам, ста­ра­ем­ся пере­дать зри­те­лю ощу­ще­ние раз­ви­ва­ю­щей­ся в реаль­ном вре­ме­ни экс­пе­ри­мен­таль­ной нау­ки.

Ека­те­ри­на Аля­бье­ва

- На прак­ти­ке полу­ча­ет­ся, что «Про­гресс» (дан­ные TNS Media, воз­раст 18+, дети не учи­ты­ва­ют­ся) вызы­ва­ет боль­ший инте­рес у муж­чин 25–45 лет, чем у дру­гих групп. Но мы про­дол­жа­ем ори­ен­ти­ро­вать­ся на более широ­кий круг. Сюже­ты раз­ли­ча­ют­ся суще­ствен­но в этом смыс­ле. Нет чет­кой зада­чи понра­вить­ся кон­крет­ной ауди­то­рии по воз­рас­ту, полу или уров­ню обра­зо­ва­ния. Но для меня лич­но важ­но, что­бы про­грам­ма была инте­рес­на и хоро­шо обра­зо­ван­ным людям, в том чис­ле спе­ци­а­ли­стам в осве­ща­е­мом вопро­се. Не думаю, что попу­ляр­ное изло­же­ние как-то про­ти­во­ре­чит этой идее.

5. Счи­та­е­те ли вы, что науч­ная жур­на­ли­сти­ка – совсем осо­бая область и людям для рабо­ты в ней нуж­но иметь какие-то осо­бые каче­ства или под­го­тов­ку? Может ли, напри­мер, жур­на­лист сего­дня успеш­но снять сюжет про олим­пий­ское пяти­бо­рье, зав­тра -про уго­ны доро­гих авто­мо­би­лей, а после­зав­тра – про рос­сий­ское уча­стие в про­ек­тах CERN?

Ана­ста­сия Казан­це­ва

- В каком-то смыс­ле каж­дая область – осо­бая, и для каж­дой нуж­ны каче­ства, без кото­рых рабо­тать тяже­ло или даже невоз­мож­но. Для науч­но-попу­ляр­ной жур­на­ли­сти­ки подоб­ное каче­ство – готов­ность вос­при­ни­мать новую инфор­ма­цию. Совер­шен­но невоз­мож­но полу­чить такую под­го­тов­ку, что­бы зара­нее все знать. Но воз­мож­но полу­чить под­го­тов­ку, кото­рая поз­во­лит более-менее эффек­тив­но раз­би­рать­ся в про­цес­се.

Я счи­таю, что жур­на­лист может успеш­но сни­мать сюже­ты на раз­ные темы. Он не ста­но­вит­ся про­фес­си­о­на­лом в каж­дой теме, он про­сто раз­би­ра­ет­ся в ней немно­го луч­ше, чем зри­тель. Но толь­ко, конеч­но, не каж­дый день: два сюже­та в месяц – пре­дел ско­ро­сти для каче­ствен­ной рабо­ты. В луч­шем слу­чае – три, если темы не слож­ные.

Ека­те­ри­на Аля­бье­ва

- Каче­ства – да: спо­соб­ность быст­ро вни­кать в новый мате­ри­ал, выде­лять глав­ное и, самое важ­ное, – про­во­дить часы за ста­тья­ми и за раз­го­во­ра­ми со спе­ци­а­ли­ста­ми.

Мария Фад­де­е­ва

- Луч­ше, что­бы про ЦЕРН жур­на­лист сни­мал, хотя бы про­шту­ди­ро­вав зано­во пару учеб­ни­ков по физи­ке. Я посто­ян­но заме­чаю в сюже­тах о нау­ке в новост­ных или иных нена­уч­ных по про­фи­лю про­грам­мах без­об­раз­ные гео­гра­фи­че­ские, физи­че­ские, био­ло­ги­че­ские и про­чие ошиб­ки. Такие, для избе­жа­ния кото­рых не нуж­но быть уче­ным. Надо про­сто пом­нить, хотя бы на «трой­ку», школь­ную про­грам­му. Дело в общем уровне обра­зо­ва­ния и в том, насколь­ко хоро­шо люди гото­вят­ся к тем или иным мате­ри­а­лам.

6. Что уче­но­му нуж­но знать до кон­так­тов с жур­на­ли­ста­ми? Как отли­чить хоро­ше­го жур­на­ли­ста от пло­хо­го? Ведь не сек­рет, что мно­гие уче­ные после пер­во­го неудач­но­го опы­та интер­вью наот­рез отка­зы­ва­ют­ся от сле­ду­ю­щих.

Игорь Мака­ров

- На самом деле отли­чить хоро­ше­го жур­на­ли­ста (а они есть!) от пло­хо­го доволь­но про­сто. Доста­точ­но пред­ва­ри­тель­но пого­во­рить с ним по теле­фо­ну и попро­сить предо­ста­вить вопро­сы для бесе­ды и интер­нет-ссыл­ки на уже опуб­ли­ко­ван­ные ста­тьи или сня­тые репор­та­жи. Кро­ме того, непло­хо посмот­реть пару выпус­ков про­грам­мы, что­бы сори­ен­ти­ро­вать­ся в фор­ма­те. Часто вза­им­ное неудо­воль­ствие уче­ных и жур­на­ли­стов про­ис­хо­дит имен­но из-за непо­ни­ма­ния фор­ма­та пере­да­чи. Уче­ные оби­жа­ют­ся, когда им гово­рят что в сюже­те (6−8 минут) эпи­зод с их уча­сти­ем зай­мет 2–3 мину­ты, а интер­вью, кото­рое сни­ма­ет­ся 20–30 минут, в эфи­ре про­длит­ся толь­ко 7. Кажет­ся, что это очень мало. Ну что мож­но рас­ска­зать за это вре­мя? Логи­ка при­мер­но такая: «Я зани­ма­юсь сво­ей темой всю жизнь и все рав­но ниче­го не пони­маю, а тут вы хоти­те все ужать в мину­ту». И вме­сто того, что­бы крат­ко рас­ска­зать об основ­ном выво­де из соб­ствен­но­го иссле­до­ва­ния (даже 3 мину­ты – это, прав­да, очень мно­го, целый новост­ной сюжет на ТВ), изла­га­ют исто­рию физи­ки от Нью­то­на или био­ло­гии от Левен­гу­ка (потом оби­жа­ют­ся, что не вошла).

Но глав­ная про­бле­ма ско­рее в том, что очень боль­шой про­цент уче­ных в Рос­сии в прин­ци­пе не хотят или не счи­та­ют нуж­ным рас­ска­зы­вать о сво­ей рабо­те широ­кой ауди­то­рии. Отсю­да отно­ше­ние к жур­на­ли­стам как к папа­рац­ци, кото­рые хотят что-то под­гля­деть, украсть и обя­за­тель­но пере­врать, пред­ста­вить в сен­са­ци­он­ной фор­ме (жур­на­ли­сты, конеч­но, тоже вино­ва­ты, но есть газе­та «Жизнь», а есть «Ком­мер­сант»). Типич­ная реак­ция: «Теле­ви­де­ние? Да вы толь­ко голые зад­ни­цы пока­зы­ва­е­те!» Объ­яс­ня­ешь: «Хотим сде­лать сюжет про ваши иссле­до­ва­ния!» В ответ – ни да, ни нет, пере­нос съе­мок под раз­ны­ми пред­ло­га­ми . Через месяц герой исче­за­ет, сослав­шись на хро­ни­че­скую болезнь или заня­тость. А потом, когда сюжет выхо­дит с уча­сти­ем его кол­лег из дру­гих инсти­ту­тов, герой вдруг про­яв­ля­ет­ся! В Интер­не­те. И нахо­дит вре­мя, что­бы неде­ля­ми ругать бес­тол­ко­вых жур­на­ли­стов, кото­рые его не спро­си­ли и сня­ли пол­ную ерун­ду. Луч­ше бы все-таки сни­ма­ли про зад­ни­цы!

Сни­мать нашу нау­ку и наших уче­ных труд­но. Рабо­тать с запад­ны­ми уни­вер­си­те­та­ми и лабо­ра­то­ри­я­ми куда про­ще. На сай­те любо­го науч­но­го инсти­ту­та есть спи­сок теку­щих иссле­до­ва­ний с резуль­та­та­ми, име­на­ми авто­ров и кон­такт­ны­ми телефонами/​адресами элек­трон­ной почты. Как пра­ви­ло, у самих уче­ных есть пре­зен­та­ци­он­ные мате­ри­а­лы (съем­ки экс­пе­ри­мен­тов, фото­гра­фии и попу­ляр­ные пре­зен­та­ции о сути рабо­ты), кото­рые они могут зара­нее выслать для озна­ком­ле­ния. Но глав­ное – это отно­ше­ние, заин­те­ре­со­ван­ность в сотруд­ни­че­стве с науч­ны­ми жур­на­ли­ста­ми. Мы мно­го раз бра­ли интер­вью у Нобе­лев­ских лау­ре­а­тов (Марио Капек­ки, Джеймс Уот­сон, Люк Мон­та­нье), и все они неиз­мен­но нахо­ди­ли вре­мя для того, что­бы подроб­но рас­ска­зать рус­ским жур­на­ли­стам (кото­рым они в общем-то ниче­го не долж­ны) о сво­их иссле­до­ва­ни­ях. Часто они под­чер­ки­ва­ют: уче­ные обя­за­ны отчи­ты­вать­ся перед обще­ством, так как тра­тят обще­ствен­ные день­ги. Для зару­беж­ных уче­ных ста­тьи в попу­ляр­ных изда­ни­ях (New Scientist, Scientific American и т.д.) или репор­та­жи об их рабо­те на ТВ не менее зна­чи­мы, чем пуб­ли­ка­ции в Science или Nature. Ведь потен­ци­аль­ные спон­со­ры их буду­щих иссле­до­ва­ний ско­рее узна­ют о них от жур­на­ли­стов, чем из узко­про­фес­си­о­наль­ных жур­на­лов. Поэто­му науч­ная жур­на­ли­сти­ка на Запа­де -это во мно­гом дви­га­тель про­грес­са, эле­мент пол­но­цен­ной науч­ной сре­ды, кото­рая пока, к сожа­ле­нию, отсут­ству­ет в Рос­сии.

 Ека­те­ри­на Аля­бье­ва

- Не вижу ника­кой про­бле­мы. Жур­на­ли­сты раз­ные, и это нор­маль­но. Если уче­ный во вре­мя пред­ва­ри­тель­но­го раз­го­во­ра по теле­фо­ну сде­лал непра­виль­ный вывод о том, как кор­ре­спон­дент будет стро­ить мате­ри­ал, – это вина уче­но­го. Если его обма­ну­ли – я абсо­лют­но уве­ре­на, что в подоб­ной ситу­а­ции пра­виль­но жало­вать­ся пуб­лич­ным обра­зом (напри­мер, напи­сать крат­кий пост в Интер­не­те с име­на­ми жур­на­ли­стов).

Про­бле­ма в дру­гом: у рос­сий­ских уче­ных (в отли­чие от запад­ных) зача­стую совсем ото­рван­ное от жиз­ни пред­став­ле­ние о теле­жур­на­ли­сти­ке. Каж­до­му вто­ро­му пред­став­ля­ет­ся, что про него нуж­но снять боль­шой доку­мен­таль­ный фильм; все, что он гово­рит, долж­но вой­ти в текст со все­ми спе­ци­аль­ны­ми подроб­но­стя­ми. Дру­гая край­ность: уче­ные в прин­ци­пе нега­тив­но отно­сят­ся к жан­ру теле­ре­пор­та­жа и уве­ре­ны, что ниче­го хоро­ше­го про их рабо­ту жур­на­ли­сты сде­лать не могут. Как с этим бороть­ся? – Вно­сить вклад в раз­ви­тие инфор­ма­ци­он­но­го поля науч­но-попу­ляр­ной жур­на­ли­сти­ки, напри­мер, в Интер­не­те. Боль­ше гово­рить о ней и о ее раз­ном каче­стве, и выска­зы­вать­ся долж­ны уче­ные. А они пока пас­сив­ны (за исклю­че­ни­ем тех псев­до­уче­ных со сте­пе­ня­ми, что хва­лят фильм «Пле­сень» на сай­те Пер­во­го кана­ла).

Мария Фад­де­е­ва

- Задать жур­на­ли­сту три вопро­са из школь­ной про­грам­мы по про­филь­ной дис­ци­плине. Опре­де­лить сте­пень адек­ват­но­сти и лжи­во­сти-прав­ди­во­сти инту­и­тив­но. И потре­бо­вать свою часть сюже­та на вычит­ку.

А для тех, кто уже обжег­ся в рабо­те с жур­на­ли­ста­ми, луч­ше заклю­чить со СМИ дого­вор – что съем­ка будет про­ве­де­на толь­ко в том слу­чае, если перед выпус­ком сюже­та его текст будет про­ве­рен дан­ным уче­ным на науч­ные ошиб­ки.

7. С кем бы вы пред­по­чли делать сюжет: с силь­ным уче­ным, внес­шим суще­ствен­ный вклад в опи­сы­ва­е­мую про­бле­му, но при этом страш­но сухо гово­ря­щим или пуга­ю­щим­ся каме­ры и т.п., или с гораз­до более пре­зен­та­бель­ным уче­ным, кото­рый, хоро­шо раз­би­ра­ясь в про­бле­ме, сам к кон­крет­ной рабо­те не име­ет отно­ше­ния?

Ека­те­ри­на Аля­бье­ва

- Эти два типа уче­ных хоро­ши для раз­ных жан­ров. С пер­вым невоз­мож­но запи­сать инте­рес­ное интер­вью в виде диа­ло­га, вто­рой для это­го иде­а­лен. Но в сюже­те, кото­рый намно­го дина­мич­нее мон­ти­ру­ет­ся, я пред­по­чи­таю пер­вый вари­ант (он все рав­но слож­нее по про­из­вод­ству, но куда более оправ­дан). Гово­рит сухо – раз­бав­ля­ем закад­ро­вым тек­стом. Пуга­ет­ся каме­ры пишем его не пря­мо на каме­ру, а в повсе­днев­ной рабо­те, за кото­рой каме­ра наблю­да­ет со сто­ро­ны. Все-таки важ­на роль лич­но­сти, «героя» нау­ки, кото­рый непо­сред­ствен­но про­во­дит иссле­до­ва­ния, без это­го сюжет невоз­мо­жен. Исклю­че­ние -это когда уче­ный совсем не уме­ет сфор­му­ли­ро­вать суть науч­ной про­бле­мы или хотя бы ее часть в несколь­ких пред­ло­же­ни­ях. Это, увы, частый слу­чай. «Что вы изу­ча­е­те? – Я изу­чаю, как бел­ки NN2XY про­хо­дят через мем­бра­ну такой-то клет­ки. – Для чего это важ­но понять? Что это нам объ­яс­ня­ет? Какую зако­но­мер­ность вы види­те? – Не понял вопро­са. – Хоро­шо. Каков вывод вашей рабо­ты по изу­че­нию бел­ков NN2XY? – Они про­хо­дят через мем­бра­ну клет­ки, бла­го­да­ря тому что ами­но­кис­ло­та 2XY у них такая же, как у бел­ка MM2XY». Тогда мы пол­но­стью гово­рим о его рабо­те за кад­ром.

Ана­ста­сия Казан­це­ва

- Мы поста­ра­ем­ся снять и того, и дру­го­го. Вто­ро­му предо­ста­вим немнож­ко боль­ше эфир­но­го вре­ме­ни, что­бы из его речи зри­тель понял суть про­бле­мы, из пер­во­го возь­мем немно­го эфир­но­го вре­ме­ни, что­бы его страх перед каме­рой не бро­сал­ся в гла­за, а за кад­ром опи­шем важ­ность его вкла­да.

Мария Фад­де­е­ва

- Если пер­вый, сухо­го­во­ря­щий чело­век весь­ма изве­стен, то его появ­ле­ние в кад­ре устро­ит нас неза­ви­си­мо от того, как он будет гово­рить. Глав­ное – что­бы ска­зал по суще­ству.

8. Пред­ставь­те, что вы узна­ли о том, что где-то выпол­не­на очень важ­ная акту­аль­ная науч­ная рабо­та. Но вот толь­ко рас­ска­зать о ней труд­но, посколь­ку тема слож­ная. В ито­ге воз­ни­ка­ет выбор – выбрать два пунк­та из: корот­ко, доступ­но, абсо­лют­но кор­рект­но. Что вы выбе­ре­те? Или про­сто не возь­ме­тесь за сюжет, если встал такой выбор?

Ана­ста­сия Казан­це­ва

- Это не ред­кая про­бле­ма, в той или иной сте­пе­ни мы ее реша­ем при под­го­тов­ке каж­до­го сюже­та. И, соот­вет­ствен­но, не суще­ству­ет гото­во­го реше­ния. Каж­дый раз про­ис­хо­дят бур­ные вой­ны за сокра­ще­ние и удли­не­ние, за боль­шую кор­рект­ность или боль­шую ясность. Полу­ча­ет­ся что-то про­ме­жу­точ­ное, ино­гда более удач­но, ино­гда – менее. Но если тема дей­стви­тель­но очень слож­ная, то мы за нее не возь­мем­ся, пото­му что ее не пой­мет сам кор­ре­спон­дент, а как же ему тогда снять сюжет? Допу­стим, про тео­рию струн мы нико­гда ниче­го не гово­ри­ли. Мы не настоль­ко хоро­шо пони­ма­ем, что это такое, что­бы о ней гово­рить, хотя тео­ре­ти­че­ски, конеч­но, соглас­ны, что это очень зна­чи­мая для физи­ки кон­цеп­ция.

Ека­те­ри­на Аля­бье­ва

- У меня дру­гие кри­те­рии: лег­кость визу­а­ли­за­ции темы. Если в экс­пе­ри­мен­те есть что нагляд­но пока­зать зри­те­лям, я, точ­но, не отка­жусь о нем рас­ска­зы­вать. Про­сто на адап­та­цию тек­ста для зри­те­лей уйдет боль­ше вре­ме­ни. Но так полу­ча­ют­ся самые кру­тые сюже­ты. Абсо­лют­но кор­рект­но -менее важ­но, чем что­бы зри­тель хоть что-то понял. Частью идеи экс­пе­ри­мен­та я гото­ва пожерт­во­вать. В сюже­тах об экс­пе­ри­мен­тах ЦЕР­На мое­му кол­ле­ге при­шлось пожерт­во­вать всем наи­бо­лее инте­рес­ным для него и рас­ска­зать упро­щен­но о паре цен­траль­ных идей. Это, я счи­таю, пра­виль­ный под­ход, не исклю­ча­ю­щий того, что нуж­но стре­мить­ся рас­ска­зать и понят­но, и в пол­ной кра­со­те боль­шой тео­ре­ти­че­ской нау­ки – это иде­ал.

9. Какие из ваших выпус­ков или сюже­тов вам наи­бо­лее доро­ги?

Мария Фад­де­е­ва

- Мне нра­вит­ся сюжет «био­хи­мия сча­стья»; мы там ста­ра­лись раз­вен­чать путе­ше­ству­ю­щие из про­грам­мы в про­грам­му по все­му теле­ви­де­нию «эндор­фи­но­вые» и «адре­на­ли­но­вые» мифы – рас­ска­зать о том, как на самом деле дей­ству­ют эти гор­мо­ны и что из того, что оби­та­ет в моз­гах обы­ва­те­лей, явля­ет­ся бре­дом, а что при­бли­жа­ет­ся к дей­стви­тель­но­сти. К при­ме­ру, адре­на­ли­но­вой нар­ко­ма­нии не быва­ет. Ощу­ще­ние кай­фа вызы­ва­ет­ся не выбро­сом в кровь адре­на­ли­на, а сопут­ству­ю­щим выбро­сом эндор­фи­на.

Был отлич­ный сюжет про «кри­зис». В нем мы опять объ­яс­ня­ли людям меха­низ­мы.

Поче­му из-за того, что какие-то нехо­ро­шие люди в Аме­ри­ке не вер­ну­ли ипо­теч­ные кре­ди­ты, у нас в Рос­сии про­изо­шел крах финан­со­вой систе­мы, а на пред­при­я­ти­ях нача­ли уволь­нять людей. Мне кажет­ся, сюжет удал­ся. И комис­сии жур­на­лист­ской пре­мии «Золо­тое перо» тоже так пока­за­лось (прим. ред.: Сюжет полу­чил пре­мию в номи­на­ции «дело­вая жур­на­ли­сти­ка»).

Ана­ста­сия Казан­це­ва

- Мне доро­ги те сюже­ты, в созда­нии кото­рых я при­ни­ма­ла уча­стие. Не пото­му, что я такая само­до­воль­ная, а пото­му, что у меня есть воз­мож­ность наблю­дать, как совер­ша­ет­ся чудо. Это похо­же на то, что про­ис­хо­дит в нау­ке, когда из мно­же­ства раз­роз­нен­ных и про­ти­во­ре­чи­вых дан­ных в кон­це кон­цов вырас­та­ет кра­си­вая и логич­ная кон­цеп­ция. Перед выхо­дом сюже­та мы рас­по­ла­га­ем боль­шим коли­че­ством видео­ма­те­ри­а­лов, в том чис­ле скуч­ных, раз­роз­нен­ных, блек­лых, непо­нят­ных. Из них скла­ды­ва­ет­ся дол­го и труд­но, как паз­зл или как бусы, сюжет, кото­рый инте­ре­сен неспе­ци­а­ли­стам и кото­рый несет в себе пра­виль­ную и инте­рес­ную инфор­ма­цию. Мне очень нра­вит­ся.

Вопро­сы зада­вал Сер­гей Попов

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: